I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава

Опыт сравнительного исследования славянских преданий и верований в связи с сказочными сказаниями других схожих народов

В историю российскей культуры А. Н. Афанасьев вошел 2-мя базовыми работами, обессмертившими его имя. 1-ая из их - до настоящего времени переиздающийся сборник "Народные российские сказки" (совместно с "Народными русскими легендами" и "Русскими священными притчами" составивший своеобразную I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава трилогию). Другая - трехтомное исследование "Легенды, поверья и суеверия славян" (авторское заглавие "Поэтические мнения славян на природу"). Последняя работа по богатству фактического материала не имеет для себя равных в российскей фольклористике, а в европейской науке рядом с ней можно поставить разве что известную "Золотую ветвь" Дж. Фрэзера и "Немецкую мифологию I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава" Я. Гримма. Истинное издание представляет читателю первую публикацию полного варианта традиционной работы в современной орфографии.

Часть 1

Печатается по изданию: Афанасьев А.Н. Поэтические мнения славян на природу: Опыт сравнительного исследования славянских преданий и верований в связи с сказочными сказаниями других схожих народов. Современный писатель, 1995.

Историк и фольклорист Александр Николаевич Афанасьев I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава (1826 – 1871 гг.) очень обширно известен как издатель «Народных российских сказок». Он был глубочайшим исследователем славянских преданий, верований и обычаев. Итогом его долголетнего исследовательского опыта явились «Поэтические мнения славян на природу» – базовый труд, посвященный историко-филологическому анализу языка и фольклора славян в связи с языком и фольклором других индоевропейских народов. Его I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава труд до сего времени не превзойден в мировой науке о фольклоре. Ему существенно уступают известные у нас «Золотая ветвь» Дж. Фрэзера и «Первобытная культура» Э. Тэйлора.

Книжка Афанасьева выявляет живы связи языка и преданий, более того, оживляет базы российского мышления, что в особенности принципиально на данный момент, когда I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава язык и мышление российского человека изуродованы газетными штампами, блатным жаргоном и сленгом всякого рода, замусорены зарубежными словами.

К ней обращались различные поэты и писатели: А К. Толстой и Блок, Мельников-Печерский и Горьковатый, Бунин и Есенин. В особенности последний.

Истинное издание поочередно воспроизводит все три тома «Поэтических воззрений», вышедших еще при I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава жизни создателя в 1865 – 1869 гг. Они переведены на новейшую орфографию с неким сохранением особенностей старенького правописания, чтоб дать ощутить вкус и запах словесных оборотов ушедшей эры.

I. Происхождение легенд, способ и средства его исследования

Обеспеченный и, можно сказать, единственный источник различных сказочных представлений есть живое слово человеческое, с его метафорическими и I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава однозвучными выражениями. Чтоб показать, как нужно и естественно создаются легенды (басни), нужно обратиться к истории языка. Исследование языков в различные эры их развития, по уцелевшим литературным памятникам, привело филологов к тому справедливому заключению, что вещественное совершенство языка, более либо наименее обработанного, находится в оборотном отношении к его I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава историческим судьбам: чем древнее изучаемая эра языка, тем богаче его материал и формы и благоустроеннее его организм; чем более станешь удаляться в эры позднейшие, тем заметнее становятся те утраты и увечья, которые претерпевает речь людская в собственном строении. Потому в жизни языка, относительно его организма, наука различает два разные периода: период I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава его образования, постепенного сложения (развития форм) и период упадка и расчленения (перевоплощений). 1-ый период бывает продолжителен; он за длительное время предшествует так именуемой исторической жизни народа, и единственным монументом от этой глубочайшей старины остается слово, запечатлевающее в собственных первозданных выражениях весь внутренний мир человека. Во 2-ой период I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава, последующий конкретно за первым, прежняя стройность языка нарушается, находится постепенное падение его форм и подмена их другими, звуки мешаются, перекрещиваются; этому времени по преимуществу соответствует забвение коренного значения слов. Оба периода оказывают очень существенное воздействие на создание баснословных представлений.

Всякий язык начинается с образования корней либо тех главных звуков, в I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава каких первобытный человек обозначал свои воспоминания, производимые на него предметами и явлениями природы; такие корешки, представляющие собою безразличное начало и для имени и для глагола, выражали менее, как признаки, свойства, общие для многих предметов и поэтому комфортно прилагаемые для обозначения каждого из их. Возникавшее понятие пластически обрисовывалось словом I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава, как верным и метким эпитетом. Такое прямое, прямое отношение к звукам (5) языка и после длительно живет в массе обычного, необразованного населения. Еще до сего времени в наших областных наречиях и в монументах устной народной словесности слышится та образность выражений, которая указывает, что слово для простолюдина не всегда есть только I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава символ, указывающий на известное понятие, но что в то же время оно живописует самые характеристические цвета предмета и калоритные, картинные особенности явления. Приведем примеры: зыбун – неокреплый грунт земли на болоте, пробежь – проточная вода, леи (от глагола лить) – проливные дождики, сеногной – маленький, но длительный дождик, листодер – осенний ветр, поползуха I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава – мятель, которая стелется низковато по земле, одран – тощая лошадка, лизун – коровий язык, куроцап – ястреб, каркун – ворон, холодянка – лягушка, полоз – змей, изъедуха – свирепый человек, и проч.; в особенности богаты схожими речениями народные загадки: мигай – глаз, сморкало, сопай и нюх – нос, лепетайло – язык, зевало и ядало – рот, грабилки и махалы – руки, понура – свинья I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава, лепета – собака, живулечка – дитя и многие другие, в каких находим прямое, для всех явное указание на источник представления[1]. Потому что разные предметы и явления просто могут быть сходны некими своими признаками и тут создают на чувства однообразное воспоминание, то естественно, что человек стал сближать их в собственных I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава представлениях и придавать им одно и то же заглавие, либо по последней мере наименования, производные от 1-го корня. С другой стороны каждый предмет и каждое явление, глядя по различию собственных параметров и действий, могли вызвать и по правде вызывали в душе людской не одно, а многие и разнородные воспоминания I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава. Оттого, по обилию признаков, одному и тому же предмету либо явлению придавалось по нескольку разных заглавий. Предмет обрисовывался с различных сторон и только во огромном количестве синонимических выражений получал свое полное определение. Но должно увидеть, что любой из этих синонимов, обозначая известное качество 1-го предмета, в то же самое время мог I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава служить и для обозначения подобного же свойства многих других предметов и таким макаром связывать их меж собою. Здесь-то конкретно кроется тот обеспеченный источник метафорических выражений, чувствительных к самым узким колерам физических явлений, который поражает нас своею силою и множеством в языках древнего образования и который потом, под I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава воздействием предстоящего, развития племен, равномерно иссякает. В обычных санскритских словарях находится 5 заглавий для руки, 11 для света, 15 для облака, 20 для месяца, 26 для змеи, 35 для огня, 37 для солнца, и т. д.[2]. В давней древности значение корней было осязательно, присуще сознанию народа, который с звуками родного языка связывал не отвлеченные мысли, а те I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава живы воспоминания, какие производили на его чувства видимые предметы и явления. Сейчас представим, какое смешение понятий, какая неурядица представлений должны были произойти при забвении коренного значения слов; а такое забвение в какой-то момент, но обязательно познает люд. То сочувственное созерцание природы, которое аккомпанировало человека в период I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава сотворения языка, потом, когда уже не стала чувствоваться потребность в новеньком творчестве, равномерно слабело. Более и поболее удаляясь от начальных воспоминаний и стараясь удовлетворить вновь возникающим интеллектуальным потребностям, люд обнаруживает рвение направить сделанный им язык в твердо установившееся и послушливое орудие для передачи собственных мыслей. А это 100(6)новится вероятным только тогда I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава, когда самый слух утрачивает свою излишнюю чуткость к произносимым звукам, когда силою длительного потребления, силою привычки слово теряет в конце концов собственный извечный живописующий нрав и с высоты поэтического, картинного изображения нисходит на степень абстрактного наименования – делается ничем более, как фонетическим знаком для указания на узнаваемый предмет либо явление, в I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава его полном объеме, без исключительного дела к тому либо другому признаку. Забвение корня в сознании народном отбирает у всех образовавшихся от него слов – их естественную базу, лишает их земли, а без этого память уже бессильна удержать все богатство словозначений; вкупе с этим связь отдельных представлений, державшаяся на родстве I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава корней, становится недоступною. Большая часть заглавий, данных народом под наитием художественного творчества, основывалась на очень смелых метафорах. Но как скоро были порваны те начальные нити, к которым они были прикреплены изначала, метафоры эти утратили собственный поэтический смысл и стали приниматься за обыкновенные, непереносные выражения и в таком виде I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава переходили от 1-го поколения к другому. Понятные для отцов, повторяемые по привычке детками, они явились совсем неразгаданными для внуков. Сверх того, переживая века, дробясь по местностям, подвергаясь разным географическим и историческим воздействиям, люд и не в состоянии был уберечь язык собственный во всей неприкосновенности и полноте его исходного богатства: старели и I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава вымирали до этого употребительные выражения, отживали как грамматические формы, одни звуки заменялись другими схожими, старенькым словам придавалось новое значение. Вследствие таких вековых утрат языка, перевоплощения звуков и подновления понятий, лежавших в словах, начальный смысл старых речений становился все темнее и загадочнее, и начинался неминуемый процесс сказочных обольщений, которые тем I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава крепче опутывали разум человека, что действовали на него неотразимыми убеждениями родного слова. Стоило только забыться, затеряться начальной связи понятий, чтоб метафорическое уподобление получило для народа все значение реального факта и послужило поводом к созданию целого ряда баснословных сказаний. Светила небесные уже не только лишь в переносном, поэтическом I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава смысле называются «очами неба», но по правде представляются народному разуму под этим живым образом, и отсюда появляются легенды о тысячеглазом, неусыпном ночном охране – Аргусе и одноглазом божестве солнца; извивистая молния является пламенным змеем, быстролетные ветры наделяются крыльями, владыка летних гроз – пламенными стрелами. Сначала люд еще задерживал сознание о тождестве сделанных I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава им поэтических образов с явлениями природы, но со временем это сознание более и поболее слабело и в конце концов совсем терялось; сказочные представления отделялись от собственных стихийных основ и принимались как нечто особенное, независимо от их имеющееся. Глядя на громоносную тучу, люд уже не усматривал в ней I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава Перуновой колесницы, хотя и продолжал говорить о воздушных поездах бога-громовника и веровал, что у него вправду есть расчудесная колесница. Там, где для 1-го естественного явления существовали два, три и поболее заглавий, – каждое из этих имен давало заурядно повод к созданию особого, отдельного сказочного лица, и обо всех этих лицах повторялись совсем I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава тождественные истории; так, напр., у греков рядом с Фебом находим Гелиоса. Часто бывало, что неизменные эпитеты, соединяемые с каким-либо словом, совместно с ним прилагались и к тому предмету, для которого означенное слово служило метафорой: солнце, будучи раз названо львом, получало и его когти, и гриву и задерживало I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава эти особенности даже (7) тогда, когда позабывалось самое животненное уподобление[3]. Под таким чарующим воздействием звуков языка слагались и религиозные, и нравственные убеждения человека. «Человек (произнес Бэкон) задумывается, что мозг управляет его словами, но случается также, что слова имеют обоюдное и возвратимое воздействие на наш разум. Слова, подобно монгольскому I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава луку, действуют назад на самый мудрейший разум, очень путают и извращают мышление». Высказывая эту идея, именитый философ, естественно, не предчувствовал, какое блистательное оправдание отыщет она в истории верований и культуры языческих народов. Если переложить обыкновенные, принятые нами выражения о разных проявлениях сил природы на язык глубочайшей древности, то мы увидим себя I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава отовсюду окруженными легендами, исполненными ярчайших противоречий и несообразностей: одна и та же стихийная сила представлялась существом и бессмертным и умирающим, и в мужском и в женском поле, и супругом известной богини и ее отпрыском, и т.д., глядя по тому, с какой точки зрения поглядел на нее человек и какие I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава поэтические краски придал загадочной игре природы. Ничто так не мешает правильному разъяснению легенд, как рвение классифицировать, желание подвести разнородные предания и поверья под отвлеченную философскую мерку, чем по преимуществу мучались прежние, сейчас уже отжившие способы мифотолкования. Не имея крепких опор, руководясь только собственною, ничем не сдержанною догадкою, ученые I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава, под воздействием присущей человеку потребности поймать в несвязных и таинственных фактах заветный смысл и порядок, разъясняли легенды – каждый по собственному личному разумению; одна система сменяла другую, каждое новое философское учение рождало и новое истолкование древних сказаний, и все эти системы, все эти толкования так же стремительно падали, как и появлялись I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава. Миф есть древная поэзия, и как свободны и многообразны могут быть поэтические мнения народа на мир, так же свободны и многообразны и сотворения его фантазии, живописующей жизнь природы в ее каждодневных и годовых превращениях. Живой дух поэзии нелегко поддается сухому формализму мозга, желающему все строго разграничить, всему дать I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава четкое определение и согласить различные противоречия; самые любознательные подробности преданий остались для него неразгаданными либо объяснены с помощию таких хитрых отвлеченностей, которые нисколечко не вяжутся с степенью интеллектуального и нравственного развития детских народов. Новый способ мифотолкования поэтому конкретно и заслуживает доверия, что переходит к делу без наперед составленных выводов и I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава всякое свое положение основывает на прямых свидетельствах языка: верно понятые свидетельства эти стоят прочно, как правдивый и неоспоримый монумент старины.

Следя за происхождением легенд, за их начальным, начальным значением, исследователь повсевременно обязан иметь в виду и их последующую судьбу. В историческом развитии собственном легенды подвергаются значимой переработке I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава. В особенности важны тут последующие происшествия: а) раздробление сказочных сказаний. Каждое явление природы, при богатстве древних метафорических обозначений, могло изображаться в очень различных формах; формы эти не всюду идиентично удерживались в народной памяти: в различных ветвях населения выказывалось преимущественное сострадание к тому либо другому сказанию, которое и хранилось I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава как святыня, тогда как другие сказания забывались и вымирали. Что было забываемо одною отраслью племени, то могло уцелеть у другой, и напротив, что продолжало жить там, то могло утратиться тут. Такое разъединение тем посильнее (8) заявляло себя, чем более помогали ему географические и бытовые условия, мешавшие близости и всепостоянству человеческих сношений. b) Низведение I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава легенд на землю и прикрепление их к известной местности и историческим событиям. Те поэтические образы, в каких отрисовывала народная фантазия могучие стихии и их воздействие на природу, практически только были заимствуемы из того, что окружало человека, что по тому самому было для него и поближе и доступнее; из своей I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава прозаической обстановки брал он свои приятные уподобления и заставлял божественные существа творить то же на небе, что делал сам на земле. Но как скоро утрачено было истинное значение метафорического языка, древние легенды стали пониматься практически, и боги постепенно унизились до человечьих нужд, хлопот и увлечений и с высоты воздушных I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава пространств стали низводиться на землю, на это обширное поприще народных подвигов и занятий. Гулкие битвы их во время грозы сменились ролью в человеческих войнах; ковка моментальных стрел, вешний выгон дождевых туч, уподобляемых дойным коровам, борозды, проводимые в тучах громами и вихрями, и рассыпание плодоносного семени = дождика принудили созидать в I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава их кузнецов, пастухов и пахарей; пасмурные сады и горы и дождевые потоки, поблизости которых обитали небесные боги и творили свои славные деяния, были приняты за простые земные леса, горы и источники, и к этим последним прикрепляются народом его древнейшие сказочные сказания. Любая отдельная часть племени привязывает легенды к I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава своим наиблежайшим урочищам и чрез то налагает на их местный отпечаток. Низведенные на землю, поставленные в условия людского быта, воинственные боги утрачивают свою недоступность, нисходят на степень героев и смешиваются с издавна усопшими историческими личностями. Миф и история соединяются в народном сознании; действия, о которых повествует последняя, вставляются I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава в рамки, сделанные первым; поэтическое предание получает историческую расцветку, и сказочный узел затягивается еще крепче, с) Нравственное (этическое) мотивирование сказочных сказаний. С развитием народной жизни, когда в отдельных ветвях населения находится рвение объединиться воедино, нужно появляются муниципальные центры, которые совместно с тем делаются и средоточиями духовной жизни; сюда-то приносится I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава все обилие сказочных сказаний, выработанных в разных местностях; несходства и противоречия их оказываются на виду, и рождается естественное желание примирить все увиденные несогласия. Такое желание, естественно, ощущается не в массах обычного народа, а в среде людей, способных критически относиться к предметам верования, в среде ученых, поэтов и жрецов. Принимая I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава указания легенд за свидетельства о реальной жизни богов и их творческой деятельности и стараясь по способности убрать все непонятное, они из многих однородных редакций выбирают одну, которая более соответствует требованиям современной нравственности и логики; избранные предания они приводят в хронологическую последовательность и связывают их в стройное учение о происхождении мира I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава, его кончине и судьбах богов. Так появляется канон, устрояющий королевство бессмертных и определяющий легализованную форму верований. Меж богами установляется иерархический порядок; они делятся на высших и низших; самое общество их организуется по эталону людского, муниципального союза, и во главе его становится верховный владыка с полною царственною I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава властию. Степень народной культуры оказывает бесспорное воздействие на эту работу. Новые идеи, вызываемые историческим движением жизни и образованием, завладевают старенькым сказочным материалом и постепенно одухотворяют его: от стихийного, вещественного значения представление божества высится до эталона духовного, нравственно-разумного. Так могу(9)чий Один из властителя бурь и гроз перебегает в представителя I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава народного германского духа; пасмурные девы (норны и музы) получают нрав мудрейших вещательниц судеб, наделяющих смертных дарами предведенья поэтического вдохновения[4].

Итак, зерно, из которого растет сказочное сказание, кроется в первозданном слове; там, как следует, и ключ в разгадке басни, но чтоб пользоваться им, нужно пособие сравнительной филологии. Наука о I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава языке сделала в ближайшее время большие успехи; в широкой, различной и изменчивой области людского слова, где еще не так давно лицезрели либо не поддающееся объяснению волшебство, сверхъестественный дар, либо искусственное изобретение, она указала строгие, органические законы; в прихотливых разливах языков и наречий, на которых выражается население земли, обусловила группы более либо наименее I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава схожих потоков, исшедших из 1-го русла, и совместно с этим начертила верную картину расселения племен и их кровной близости. Так именуемые индоевропейские языки, к отделу которых принадлежат и наречия славянские, сущность только различные видоизменения 1-го древнего языка, который был для их этим же, чем позже для наречий романских I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава был язык латинский, – с тою, но ж, различием, что в такую раннюю эру не было литературы, чтоб сохранить нам какие-нибудь остатки этого праязыка. Племя, которое гласило на этом древнем языке, называло себя ариями, и от него-то, как многоплодные отрасли от родоначального ствола, произошли народы, населяющие I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава практически всю Европу и значительную часть Азии. Любой из новообразовавшихся языков, развиваясь исторически, почти все терял из собственных первичных богатств, но почти все и задерживал, как залог собственного родства с иными арийскими языками, как живое свидетельство их былого единства. Только методом сравнительного исследования можно доискаться реальных корней слов и I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава с значительною точностию найти ту сумму речений, которая принадлежала еще отдаленному времени ариев, а с тем вкупе найти круг их понятий и самый быт; ибо в слове заключена внутренняя история человека, его взор на себя самого и природу. Приняты те представления, какие у всех либо большинства индоевропейских народов обозначаются схожими I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава звуками, относить к той давнешней эре, когда означенные народы существовали, так сказать, в способности, когда они сливались еще в одно прародительское племя. После того, как племя это раздробилось на отдельные ветки и разошлось в различные стороны, любая ветвь, согласно с вновь возникавшими потребностями, продолжала создавать себе новые выражения, но I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава уже налагала на их свою особую, национальную печать. Один и тот же предмет, с которым познакомились народы после собственного разобщения, они начинают именовать различными именами, глядя по тому, какое применение давалось ему тут и там в прозаических нуждах, либо по тому, какие из его признаков более поражали народное воображение. 1-ые странички I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава истории населения земли навечно бы остались белоснежными, если б не явилась на помощь сравнительная филология, которая, по справедливому замечанию Макса Мюллера, отдала ученым в руки таковой телескоп, что там, где до этого могли мы созидать одни туманные пятна, сейчас открываем определенные образы. Анализируя слова, возводя их к исходным корням I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава и восстановляя позабытый смысл этих последних, она открыла нам мир доисторический, отдала средства разгадать тогдашние характеры, обычаи, верования, и свидетельства ее тем драгоценнее, что старина выражается и пред нами теми же самыми звуками, в каких некогда выражалась она первобытному народу. Хотя наука и далека еще от тех окончательных I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава выводов, на которые имеет бесспорное право, все же сдела(10)но много. Восхитительная попытка вернуть, по указаниям, сбереженным в архиве языка, стародавний быт ариев принадлежит Пикте; задачке этой он предназначил два огромных, потрясающе составленных тома «Les engines Indo-européennes ou les Aryas primitifs». Кропотливый разбор слов, происхождение которых относится I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава к арийскому периоду, свидетельствует, что племя, гением которого они сделаны, обладало языком полностью образовавшимся и очень богатым, что оно вело жизнь наполовину пастушескую, бродячую, наполовину земледельческую, оседлую, что у него были крепкие семейные и публичные связи и популярная степень культуры: оно искусно строить села, городка, пролагать дороги, делать I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава лодки, приготавливать хлеб и опьяняющие напитки, понимало употребление металлов и орудия, знакомо было с некими ремеслами; из животных – бык, скотина, лошадка, овца, свинья и собака, из птиц – гусь, петушок и курица уже были одомашнены. Большая "часть сказочных представлений индоевропейских народов всходит к отдаленному времени ариев; выделяясь из общей I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава массы родоначального племени и расселяясь по далеким землям, народы, вкупе с богато выработанным словом, уносили с собой и самые мнения и верования. Отсюда понятно, почему народные предания, суеверия и другие осколки старины нужно учить сравнимо. Как отдельные выражения, так и целые сказания и самые ритуалы не всюду испытывают одну I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава судьбу: искаженные у 1-го народа, они время от времени во всей свежести сберегаются у другого; разрозненные их части, уцелевшие в различных местах, будучи сведены совместно, очень нередко объясняют друг дружку и без всякого насилия соединяются в одно целое. Сравнительный способ дает средства вернуть первоначальную форму преданий, а поэтому докладывает выводам ученого I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава особую крепкость и служит для их необходимою поверкою. При таком исследовании мифа очень принципиальная роль выпадает на долю санскрита и Вед. Вот что об этом гласит Макс Мюллер: «к огорчению, в семье арийских языков ни один не имеет такового значения, какое для романских языков имеет язык латинский, с I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава помощию которого мы можем найти, в какой степени первообразна форма каждого слова в языках: французском, итальянском и испанском. Санскрит нельзя именовать папой латинского и греческого (равно как и других схожих) языков, как латинский можно именовать папой всех романских наречий. Но хотя санскрит только брат меж братьями, все же I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава брат старший, так как его грамматические формы дошли до нас в древнем, более первобытном виде; вот почему, как скоро получится проследить видоизменения какого-либо греческого либо латинского слова до соответственной ему формы в санскрите, это уже практически всегда даст нам возможность разъяснить его построение и найти его первоначальное значение I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава. Это имеет особую силу в применении к именам мифологическим. Для того, чтоб какое-нибудь слово получило мифологический смысл, нужно, чтоб в языке утратилось либо затемнилось сознание начального, собственного значения этого слова. Таким макаром, слово, которое в одном языке является с мифологическим значением, очень нередко в другом имеет совсем обычной и общепонятный I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава смысл», либо по последней мере просто может быть объяснено с помощью уцелевших в нем речений, производных от такого же корня. «Так именуемая индусская мифология имеет не много либо совсем не имеет значения для сравнительных исследовательских работ. Все сказания о Шиве, Вишну, Магадеве и пр. позднего происхождения: они появились уже I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава на индийской почве (т. е. уже после выделений индусов из общеарийской семьи). Но меж тем, как позднейшая мифология Пуран и эпических поэм не представляет практически никакого материала для занимающегося сравнительной мифологией, в Ведах сохранился целый мир первобытной, естественной и удобопонятной мифологии. Мифология Вед (11) для сравнительной мифологии имеет то же I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава самое значение, какое санскрит – для сравнительной грамматики. К счастию, в Ведах мифология не успела еще сложиться в определенную систему. Одни и те же речения употребляются в одном гимне как нарицательные, в другом – как имена богов; одно и то же божество занимает различные места, становится то выше, то I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава ниже других богов, то уравнивается с ними. Все существо ведийских богов, так сказать, еще прозрачно; начальные представления, из которых появились эти божественные типы, еще совсем ясны. Родословные и супружеские связи богов еще не установились: отец время от времени оказывается отпрыском, брат – супругом; богиня, которая в одном мифе является мамой, в I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава другом играет роль супруги. Изменялись представления поэтов – изменялись характеристики и роли богов. Нигде так резко не ощущается большущее расстояние, отделяющее древнейшие поэтические сказания Индии от самых ранешних начатков греческой литературы, как при сопоставлении еще не успевших установиться, находящихся еще в процессе развития ведийских легенд с достигшими полного, окончательного I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава развития и уже разлагающимися легендами, на которых базирована поэзия Гомера. Реальная феогония арийских племен – Веды, меж тем как Феогония Гезиода менее как искаженная карикатура начального вида. Чтоб убедиться, в какой степени дух человечий безизбежно подчиняется неотразимому воздействию языка во всем, что касается сверхъестественных и отвлеченных представлений, следует читать Веды I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава. Если желаете разъяснить индусу, что боги, которым он поклоняется, – менее как наименования явлений природы, наименования, которые постепенно утратили свой, начальный смысл, олицетворились, в конце концов, были обоготворены, заставьте его читать Веды»[5]. Свидетельства, сохраненные гимнами Вед, осветили запутанный лабиринт сказочных представлений и дали путеводные нити, с помощию которых удалось просочиться в его загадочные I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава переходы; наилучшие из современных ученых повсевременно пользуются этим богатым источником при собственных исследовательских работах, и пользуются небесплодно: значимая часть добытых ими результатов стоит уже вне всяких колебаний.

Постепенность, с которою разветвлялись индоевропейские племена, не должна быть оставляема без внимания; указывая на огромную либо наименьшую близость родства меж I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава разными народами и их языками, она в то же время может до известной степени управлять при решении вопроса об относительной давности народных сказаний: сформировались ли они на почве арийской, либо в какой-либо главной племенной ветки, до разделения ее на новые отрасли, либо в конце концов образовались в одной из этих I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава последних? В первом случае сказание всюду держит более либо наименее тождественные черты не только лишь в базе, да и в самой обстановке; во 2-м случае – тождественность эта будет замечаться только у народов, происшедших от главной ветки, а в последнем – у народов, составляющих побеги одной из вторичных отраслей родословного древа I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава. Чем позже редакция сказания, тем теснее границы ее распространения и тем явственнее отражаются на ней национальные краски. Славяне, о которых нам придется гласить в большей степени пред всеми другими народами, – славяне до этого, ежели явились в истории как самобытное, обособившееся племя, жили единою, нераздельною жизнию с литовцами I. Происхождение мифов, метод и средства его изучения 1 глава; славяно-литовское племя выделилось из общего потока германо-славяно-литовской народности, а эта последняя составляет особо отделившуюся ветвь ариев. Итак, хотя славяне и состоят в родстве со всеми индоевропейскими народами, но наиблежайшие кровные узы соединяют их с племенами германским и еще больше – литовским. (12)


i-priemi-napravlennie-na-formirovanie-optimalnih-pedagogicheskih-uslovij-sposobstvuyushih-formirovaniyu-motivacii-dostizheniya-uspeha-pri-korrekcii-zaikaniya.html
i-primer-organizacii-razrabotki-zhivoj-strategii-luchezarnogo.html
i-principi-ucheta-debitorskoj-i-kreditorskoj-zadolzhennosti-stranica-3.html